?

Log in

No account? Create an account

Previous 10

Sep. 26th, 2017

Альбом «Сокровенное» доступен в сети.

Прослушать/приобрести оный можно, пройдя по ссылке:

Sep. 7th, 2017

Первый сингл с нового альбома

Sep. 26th, 2015

Альбом можно прослушать и скачать...

... здесь:
https://iamyota.bandcamp.com/

Aug. 28th, 2015

Первый...

... и в принципе последний сингл перед тем, как миниальбом выйдет полностью.

May. 23rd, 2014

Приливы...

Настало время для новой песни.

Aug. 16th, 2013

Во всяком случае...

... наряду с ритуалами испытания, наряду с поручительствами, которые даются авторитетом традиции, наряду с со свидетельскими показаниями, но точно так же и наряду с учеными процедурами наблюдения и демонстрации, признание стало на Западе одной из наиболее высоко ценимых техник для производства истинного. Мы стали с этих пор обществом в исключительной степени признающимся. Признание далеко распространило свои эффекты: в правосудие, в медицину, в педагогику, в семейные отношения, в любовные связи, в самый обыденный порядок и в самые торжественные ритуалы; признаются в своих преступлениях, признаются в своих грехах, признаются в своих мыслях и в своих желаниях, признаются в своем прошлом и в своих снах, делают признания о своем детстве; признаются в своих болезнях и бедах; стараются с величайшей точностью сказать о том, о чем сказать как раз труднее всего; признаются публично и частным образом, своим родителям, своим воспитателям, своему врачу, тем, кого любят; самим себе, в радости и в горе, делают признания, которые невозможно сделать никому другому, признания, из которых потом делают книги. Признаются - или вынуждаются к признанию. Когда признание не является спонтанным или предписанным неким внутренним императивом, оно вымогается; его выколачивают из души или вырывают у тела. Начиная со средних веков, пытка сопровождает его как тень и поощряет его, когда оно пытается ускользнуть: черные близнецы. И самая безоружная нежность, и самые кровавые проявления власти равно нуждаются в исповеди. Человек на Западе стал признающимся животным.

Jun. 25th, 2013

На определенном этапе...

... отговорки перед самим собой заканчиваются. Они были бессознательны, ты всего лишь защищал себя от крушения каркаса, этого карточного домика, который внутри тебя построил твой мертвый отец. Ведь быть рабом регрессии намного легче, чем переплавиться в нечто безымянное и непостижимое, что на самом деле и является шкатулкой, где хранится твое пульсирующее сердце. Но ты уже не можешь делать вид, что сцена избиения матери отцом, которую ты так явственно помнишь... или думаешь, что помнишь, - всего лишь одно из многочисленных воспоминаний, подобных сценам из твоих путешествий или из твоего недавнего прошлого. Теперь, когда ты "слишком много знаешь", в твое сознание все чаще и чаще просачивается плач, от которого ты отгораживался всеми возможными пустышками, в которые ты никогда по-настоящему не верил. Вся эта матрица распустила многолетние швы. Ты плачешь, но ты еще не способен понять, насколько ты счастлив.

May. 4th, 2013

黒澤 明 "生きる" / Акира Куросава "Жить" 1952

Ikiru

На дворе 52-ой, последний год американской оккупации. В ближайшее время Япония должна стряхнуть с себя липкое прошлое и обрести себя заново. Но что ей, бедной, светит, когда мозг ее промыт беспощадной клизмой американской пропаганды, сделавшей из Тодзё сотоварищи козлов отпущения, в то время как те же самые бюрократы, что представали перед токийским трибуналом в 46-ом, занимают скрипучие кресла бюрократической машины Новой Японии, отчаянно пытающейся прикрыть гениталии травмы поражения фиговым листом экономического чуда, подобно своей бывшей Фрау? Подобно последней, ей светит аккумуляция неспособности оплакать потерянного Отца (см. Alexander Mitscherlich "Inability to Mourn", "Fatherless Society"), отдав себя на растерзание оголтелому пацифизму и мимимишной поп-культуре, призванным заштукатурить Нанкин и Батаан, выбрав путь "мумии", Ватанабе до диагноза.

Вопреки бытующему мнению, все рухнуло не в момент, когда были сброшены бомбы на Хиросиму и Нагасаки, а в момент, когда дрожащий голос Хирохито зазвучал из рупоров полуразрушенных японских городов и когда император претерпел символическую кастрацию на глазах у поколения, для которого миф являлся неотъемлемой частью реальности. Возвращение мертвого Отца в лице новой бюрократической машины отменяет желание его убить, погружая новорожденного поствоенного Эдипа-кун в символический анабиоз - между тоской по мертвому отцу и по утробе матери (см. также Такэо Дои "Анатомия Зависимости").

Новая Япония, заточенная в образе детской площадки, еще долго будет ходить под колпаком этого парадокса, между молотом наполовину сфабрикованного (реставрация Мейдзи), наполовину вытесненного (эпоха империализма) прошлого и наковальней "умытых рук", находя в себе силы переоцить свои ценности лишь в алкогольном полузабытьи и отчаянной сублимации, которая, однако, всегда будет находиться в тени этой мазохистско-посттравматической культуры.

Apr. 24th, 2013

В рамках рубрики "Искрометные посиделки на костре с Жанной д'Арк"...

Вариации на тему инстаграм-поста в фейсбуке с надписью "вчерашний вечерний чай на костре".

Записи из хроник разных лет:
Тулуза, 1275 г.: "Вчерашняя вечерняя ведьма на костре"
Рим, 1600 г.: "Вчерашний вечерний Джордано Бруно на костре"
Берлин, 1933 г.: "Вчерашние вечерние книги на костре"
Бортовой журнал Энолы Гей, 1945: "Вчерашняя вечерняя Хиросима на костре"
Сайгон, 1963 г.: "Вчерашний вечерний буддийский монах на костре"

Еще варианты?

Mar. 30th, 2013

Джулия Ли "Спящая Красавица" / Julia Leigh "Sleeping Beauty" 2011

sleeping beauty

Не надо быть Батаем (см. "Историю эротизма") или Джессикой Бенджамин (см. "Узы любви"), чтобы понимать до банальности ключевую функцию выведенного на передний план в "Спящей красавице" аспекта проникновения, а точнее непроникновения. И если рассматривать сексуальность через призму диалектики господина и раба, как это делает Бенджамин (ну и куда же без Лакана), такая связь совершенно антидиалектич​​на, ведь проникновение находится на самой поверхности понятия диалектики - диалектика есть слияние, нарушение границ одного другим. Такое вот символическое порно.

Джессику Бенджамин я упомянул не просто так. Вряд ли мимо зрителя пройдет подстрочная аллюзия на "Историю О". Да простит меня Джулия Ли, режиссер фильма, но она даже не обязана осознавать эту связь. Более того, тем ироничней факт того, что, как и Полин Реаж (она же Доминик Ори и наоборот), она женщина.

Парадоксальным образом фильм не предлагает альтернативу О, потерявшей себя в другом. Невозможность связи раскрывается под другим углом, играет новыми красками, расставляет новые акценты, одним из которых являются тянущиеся через весь фильм параллельные нити сна и смерти, этих двух сводных сестер. Проникновение зонда за деньги высмеивает интерсубъективность и проникновение как симбиоз желаний, подкладывая нам свинью женщины как объекта обмена (о которой нам прожужжали все уши социологи), которая уже не может отделаться легким испугом символичной кражи в мешке. Сегодняшний мир все еще живет по Марксу - объект (обмена), коим является женщина, тотальным и безвозвратным образом отчужден от субъекта в частности и от символического строя в целом.

Но вернемся к Лакану. Женщина - Другой мужчины. Все, что ей остается, - это разделить с мужчиной ложе его физиологической и символической импотентности, неизбежно являющееся ложем смерти, и в ужасе ретироваться в стадию Хоры.

Previous 10